31.08.2021      44      0
 

Туркменбаши

Город диктатора Край поля сверкает золотом. Крестьяне, одетые в простую, грязную хлопчатобумажную одежду, копают землю….


Город диктатора

Край поля сверкает золотом. Крестьяне, одетые в простую, грязную хлопчатобумажную одежду, копают землю. За их спинами, словно всходящее солнце, виднеется огромный купол. На широкой, недавно заасфальтированной дороге нет ни одной машины. Высокие мраморные ворота приглашают вас в Кипчак, где находится родина Первого президента.

Сапармурат Ниязов, более известный под именем Туркменбаши, вошел в историю как один из самых странных диктаторов, когда-либо существовавших в мире. Родился он 19 февраля 1940 г. в городе Кипчак, который в те времена представлял собой невзрачную небольшую деревушку на окраине Ашхабада. Его отец сложил голову в доблестном бою против немцев во время Второй мировой войны. Мать погибла в 1948 г., во время великого землетрясения, которое сравняло Ашхабад с землей. В возрасте восьми лет Сапармурат осиротел, разделив судьбу множества своих сверстников. Победа над фашистами дорого обошлась Советскому Союзу: она унесла с собой жизни от двадцати до тридцати миллионов человек, оставив после себя в руинах тысячи городов и деревень. Радость победы омрачалась нехваткой продуктов питания и эпидемиями. Люди вымирали как мухи, сотни тысяч детей выросли на улице.

Став взрослым, Сапармурат сумел использовать свое печальное прошлое насколько это было возможно. Однако, если разобраться, он как раз был одним из тех, кому повезло. Общество о нем позаботилось, распределив его в детский дом, и поэтому ему никогда не пришлось жить на улице. Да и там он пробыл недолго, потому как в скором времени был усыновлен одним из своих дядьев. В детском возрасте он был направлен на обучение в одну из лучших школ Ашхабада, а после ее окончания получил престижное образование инженера-электрика в Ленинградском политехническом институте. И хотя за годы, проведенные в Ленинграде, видным ученым он так и не стал, двери в мир большой политики были открыты перед сиротой Сапармуратом, ведь в те времена лишь немногие туркмены могли похвастаться подобным опытом.

Он быстро начал подниматься по политической карьерной лестнице, а после коррупционного скандала 1985 г., стоившего большинству туркменских карьерных политиков работы, Ниязов взобрался на самую верхушку, заняв пост Первого секретаря Туркменской Коммунистической партии. Здесь он проявил себя как противник реформаторской политики Советского Союза и отъявленный антагонист горбачевской перестройки. Ниязов стремился поддерживать сильный Союз, и, похоже, впоследствии это прочно закрепится в умах туркменского народа: если верить статистике, на референдуме в марте 1991 г. 99,8 % населения страны проголосовало за сохранение Советского Союза.

Нельзя сказать, что жизнь в советской республике Туркменистан, остававшейся одной из беднейших в тогдашней империи, была подобна молочным рекам с кисельными берегами, однако, несмотря на это, большинству населения при советской власти жилось гораздо вольготнее. У детей был доступ к школьному образованию, а у стариков – к медицинскому обслуживанию. Автотрассы, железные дороги и внутренние авиарейсы связывали страну с остальной частью Союза. Исходя из всего этого, нетрудно понять, почему Ниязов втайне поддержал противников реформ и государственный переворот против Горбачева в августе 1991 г. После провала путчистов большинству стало ясно, что дни Советского Союза сочтены. Ниязов был вынужден изменить курс: спустя всего два месяца после путча, невзирая на результаты референдума, Туркменистан объявил свою независимость, а 27 октября образовал на своей территории суверенное государство. По данным туркменских властей, на этот раз 94 % проголосовали за выход Туркменистана из состава Советского Союза.

Одновременно с провозглашением Туркменистаном независимости Верховный Совет провел в Ашхабаде голосование о назначении нового президента. Большинством голосов был избран Ниязов – за него проголосовало 98,3 % населения. Во время первых месяцев на своем посту им были проведены лишь некоторые незначительные, косметические изменения. Сменив название, Туркменская Коммунистическая партия превратилась в Демократическую партию Туркменистана. А коль скоро все другие партии находились под запретом, Туркменистан так и продолжал оставаться однопартийной страной. Большинство из тех, кто занимал ключевые должности в советские времена, в независимом Туркменистане получили аналогичные.

Но уже в декабре того же года появился первый зловещий знак. Новый закон о «чести и достоинстве президента» позволял расправляться со всеми, кто выражал мнение, не совпадающее с речами президента. Одновременно была запущена долгосрочная «программа стабилизации», согласно ей стране была обещана десятилетка стабильности, которая, по идее, должна была благополучно ввести Туркменистан в XXI век к осуществлению утопической мечты будущего под названием Алтын Асыр, или «Золотой Век».
Пропагандистский аппарат, обладавший немалым опытом работы с культом личности после семидесятилетнего правления советской власти, приступил к созданию имиджа объединяющего отца нации. Уже в 1992 г. увидели свет написанные в честь президента книги; их выпустило государственное издательство. Подобно тому, как Иосиф Виссарионович Джугашвили стал Сталиным, сталевар Сапармурат Ниязов в 1993 г. был официально объявлен туркменским лидером Туркменбаши. Школы, улицы, деревни, мечети, заводы, аэропорты, торговые марки водки, духи, а заодно и целый город были переименованы в честь Туркменбаши. Когда о туркменскую пустыню ударился метеорит, ни у кого не было никаких сомнений, в чью честь следует назвать это небесное явление. С огромной радостью народ принял официальный девиз, который имел поразительное сходство с фашистским лозунгом: «Один народ, одна родина, один Туркменбаши».

Статуи Ленина и Маркса убрали со всех улиц – теперь их заменили золоченые статуи Туркменбаши в костюме и галстуке. Небольшому количество туристов, посещающих страну, было разрешено фотографировать только эти странные статуи массового производства и только при условии, что в кадр войдет его изображение от головы до пят – Туркменбаши можно было фотографировать лишь целиком. Когда в 1993 г. Туркменистан стал выпускать собственную валюту, манат, все банкноты также украсил лик президента. На каждом из трех государственных телеканалов в правом углу экрана замаячил профиль президента в золотой оправе. Президентские портреты красовались повсюду, даже на бутылках водки, по всей видимости, они должны были существовать вечно, ведь в 1999 г. он позволил назначить себя на пожизненный срок. А спустя два года к его титулу добавилось слово «бейик», означающее «великий». Человек, оставшийся в восьмилетнем возрасте сиротой, стал президентом Сапармуратом Туркменбаши Великим.

И хотя на самом деле Туркменбаши не слишком стремился к независимости, однако именно она стала отправной точкой внешней политики, с целью помочь стране отделиться от бывших республик Советского Союза. Уже в 1993 г. по его решению была упразднена кириллица, находившаяся в употреблении более пятидесяти лет, ее заменили на латинский шрифт. Понадобилось немало времени для того, чтобы переписать новым алфавитом все учебники, в связи с чем туркменские школьники на много лет лишились образовательных пособий. Ни учителя, ни правительство не были обучены новому алфавиту, поэтому многие взрослые даже в настоящее время испытывают немало трудностей при чтении и письме на родном языке. Туркменистан стал единственной из бывших советских республик, где был введен визовый режим для граждан России и других постсоветских государств. На сегодняшний день правила въезда в Туркменистан одни из самых строгих в мире, и только жители некоторых стран, таких как Венесуэла, Монголия, Турция и Куба, могут пересекать границу страны без визы.

Одно из крупнейших политических достижений, которым так гордился Туркменбаши, – признание организацией ООН нейтралитета Туркменистана в 1995 г. С тех пор во всех официальных документах страна упоминается как «независимый, неизменно нейтральный Туркменистан». Чтобы отметить это событие, Туркменбаши приказал возвести памятник 75-метровой высоты в самом центре столицы. На вершине этого памятника, названного Аркой Нейтралитета, он приказал воздвигнуть двенадцатиметровую позолоченную статую своей персоны в костюме и накидке супермена. В ночное время статуя освещалась, а днем вращалась вокруг своей оси, причем так, что лицом она всегда была обращена к солнцу. Арка Нейтралитета стала самым высоким зданием в Ашхабаде и символом города. Для того чтобы насладиться открывавшимся сверху панорамным видом, по вечерам сюда стекалось множество народа. Для политики Туркменбаши статус нейтралитета страны имел в первую очередь практическое значение: теперь у него был повод отказывать или хранить молчание, когда речь шла о подписании соглашений о сотрудничестве с бывшими советскими республиками и при этом активно кооперироваться с сомнительными соседями, такими как теократический режим в Иране и афганский Талибан.

Когда десятилетие стабильности подходило к завершению и Туркменистан наконец шагнул в Золотой век, Туркменбаши стал воспринимать себя как божественное существо. Он утверждал, что является пророком, чьи корни берут свое начало от Александра Великого и пророка Мухаммеда. В один прекрасный день, в самом начале нового тысячелетия, с которого начал точку отсчета Золотой век, вся страна, проснувшись поутру, вдруг стала свидетельницей чуда: за одну ночь волосы президента волшебным образом приобрели свой изначальный черный цвет, каким он был в его молодые годы. Во всей шевелюре не осталось следа даже от одной-единственной седой волосинки. В течение последующих недель предстояла замена нескольких тысяч фотографий седовласого президента – начиная от портретов в стекле и рамках, висевших на почетном месте во всех школьных классах страны, и заканчивая гигантскими плакатами, расклеенными на всех доступных городских стенах. Однако интерес президента к прическам по-прежнему сохранялся: вскоре после предыдущего чуда он ввел запрет на ношение длинных волос и бороды для всех мужчин. Все новоприбывшие в страну, не знакомые с новым запретом, рисковали подвергнуться принудительному бритью и стрижке прямо на границе.

У Туркменбаши были четкие представления и о том, какой облик должны иметь женщины его страны. Он принял постановление о том, что школьницы и студентки обязаны ходить в платьях до пят и с плоскими шляпами на голове (своего рода имитация традиционного туркменского костюма, хотя и не совсем исторически правильного). Вскоре он занялся вопросом о поведении женщин на телевидении, постановив запретить дикторшам пользоваться косметикой. Зачем вообще туркменкам макияж? Ведь и без него природа достаточно щедро одарила их красотой! Одним взмахом руки он наложил запрет на оперу и цирк, сочтя их недостаточно «туркменскими».

«Туркменизм» и «туркменская культура» все больше и больше занимали ум президента. В сентябре 2001 г. был опубликован разрекламированный задолго до этого шедевр Рухнама, или книга Духа. Содержание всех томов составляют выступления от лица президента, начинающиеся такими фразами: «Дорогие туркмены!» или «Мой возлюбленный туркменский народ!» В книгах то там, то сям мелькают иллюстрации, якобы рукописи, выведенные рукой самого президента, со всевозможными зачеркиваниями и дополнениями, как бы доказывающие, что книга написана им самим.

Этот двухтомник не что иное, как попытка объединить историю Туркменистана с путеводителем по туркменским обычаям и культуре, вперемежку с лирическими описаниями личности самого автора: «Когда мне исполнилось пять лет, я многие тысячи раз возблагодарил Бога за то, что унаследовал от своих родителей честь, великодушие, терпение, высокий дух и целеустремленность души и тела. Мой характер ничуть не пошатнулся в период взлетов и падений, а, наоборот, укрепился еще сильнее. И все это благодаря неиссякаемому источнику моего туркменского народа, моей святой земли, моей родины, прошлых, настоящих и будущих поколений». По словам самого Туркменбаши, Рухнама была написана с целью «пополнить высыхающий источник национальной гордостью, очистить его от травы и каменьев и позволить ему заструиться вновь», а также с целью создания «первого фундаментального путеводителя по Туркмении, который бы вобрал в себя туркменскую мудрость, туркменские обычаи и традиции, чаяния, поступки и идеалы».

По старой привычке всех диктаторов, Туркменбаши в Рухнаме заново переписывает все исторические события. Возвращаясь на 5000 лет назад, он пытается проследить происхождение туркменского народа со времен Ноя. Тем не менее, согласно более надежным источникам, туркменские племена пребывали на данной территории никак не более тысячи лет, перекочевав сюда из Восточной Сибири вместе с другими тюркскими племенами. В двухтомнике практически не упоминаются племенные распри и влияние внешнего мира, а русская колонизация XIX в. и семьдесят лет советской власти именуются в нем «эпохой порабощения», притормозившей продвижение туркменов в новый золотой век, который должен был наступить после правления легендарного героя Огуз-хана во времена сельджуков во II в. н. э. На самом же деле, когда русские появились здесь в XIX в., туркменской нации как таковой вообще не существовало, а на ее месте проживали слабо связанные между собой племена, пребывающие в состоянии постоянных междоусобиц. Такие понятия, как «туркменская нация» и «культура», «границы государства» и даже «туркменская письменность», возникли лишь в советские времена. Получивший свое образование в Ленинграде и вознесшийся к вершинам власти в горбачевские времена Туркменбаши и сам был частью отрицаемого им советского наследия.

Кампания по запуску Рухнамы продемонстрировала маркетинговым отделам норвежских издательств их полнейшую некомпетентность. Так, например, в день издания книги Туркменбаши в Ашхабаде была произведена церемония открытия нового умопомрачительного памятника, выглядевшего как гигантская копия Рухнамы, открывавшаяся каждый вечер в определенные часы под громкие звуки музыки. Вначале низкий мужской голос из динамика декламировал несколько цитат из великого труда, а затем книга снова закрывалась. Для того чтобы Рухнаму прочли наверняка, Туркменбаши ввел ее в университетскую и школьную учебную программу. По Рухнаме учили чтению первоклассников, и книга использовалась в качестве единственной ссылки на историю Туркмении. Таким образом, туркменские студенты узнали о том, что именно туркмены изобрели и колесо, и механических роботов.

Рухнама проникла и во все остальные предметы, даже курс математики вращался вокруг изучения книги Духа. Однако пожизненному президенту этого показалось недостаточно, и в 2004 г. он решил удалить из программы высшего образования все гуманитарные и естественные науки, так как эти предметы были «непонятными и оторванными от реальности». Он заменил их более подходящими темами, такими как, например, «политическая независимость во времена Великого Сапармурата Туркменбаши», «литературное наследие Сапармурата Туркменбаши» и «Рухнама как духовное руководство туркменского народа».

Но не только школьники и студенты были обязаны читать Рухнаму – сдача экзамена по книге входила в обязательную часть образования и в автошколах. Имамам поручалось проповедовать Рухнаму в мечетях, а тех, кто посмел отказаться, ждало тюремное заключение. Все иностранные компании, которые намеревались вести бизнес в Туркменистане, обязаны были перевести Рухнаму на соответствующий язык своей страны. Таким образом, труд был переведен на более чем сорок языков. В 2005 г. российский космический корабль привез на своем борту в космос первый том, в связи с чем в одной из туркменских газет появился такой комментарий: «Книга, завоевавшая миллионы сердец на Земле, в наши дни покоряет космические просторы».

Несмотря на глобальный, а впоследствии еще и космический масштаб, одной Рухнамы было недостаточно для удовлетворения потребностей Туркменбаши оставить свой след в истории. Он намеревался превратить всю страну в свой собственный образ, в том числе и ее язык. В 2002 г. было принято решение изменить названия дней недели и месяцев. Он утверждал, что старые имена заимствованы из русского языка и, следовательно, «антитуркменские». Первый месяц в году Туркменбаши назвал своим именем. Февраль превратился в «байдак», что означает «флаг», и был приурочен к церемонии поднятия туркменского флага в день рождения Туркменбаши 19 февраля. Апрель был переименован в «Гурбансолтан» в честь матери Туркменбаши. Слово «чурек», означающее «хлеб», было также изменено на несколько более громоздкое «Гурбансолтан Эдже», полное имя его матери. Так как Рухнама была выпущена в сентябре, то этот месяц, разумеется, стал называться «Рухнама», тогда как декабрь превратили в «Битараплык», что означает нейтралитет. Дни недели получили более прозаические названия: понедельник был переименован в «первый день», четверг стал «днем справедливости», а воскресенье – «днем отдыха». Все названия улиц в Ашхабаде заменили на числа, за исключением некоторых главных улиц, которым было позволено увековечить имя Туркменбаши.

В следующем году хватка диктатора стала еще жестче. Все интернет-кафе в стране были закрыты, что практически сделало Интернет недосягаемым для простых людей. В 2003 г. в стране был введен новый закон, который переводил всех, кто ставил под сомнение политику президента, в ранг предателей. Таким образом происходило ужесточение закона от 1991 г. о «Чести и достоинстве президента». Запретив цирк и оперу, президент наложил табу на балет по всей стране, а коль скоро он не выносил собачий запах, то заодно и возбранил держать в Ашхабаде собак. В добавление ко всему прочему был наложен запрет на музыкальные трансляции по телевидению, а также во время крупных мероприятий музыка должна оставаться живой и любое воспроизведение ее воспрещалось.

Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно, сказал в свое время британский историк лорд Актон. Некоторые примеры иллюстрируют это еще лучше, чем образ жизни Туркменбаши. Как сирота Сапармурат Ниязов превратился в Туркменбаши, диктатора, который, запретив цирк и собак, отправил следом в тюрьму всех своих противников? Одним из объяснений происшедшего может послужить советская система – коррумпированная, авторитарная, с проверенными традициями культа личности. Туркменбаши вырос в этой системе, это все, что было ему знакомо. После распада Советского Союза не осталось никого, кто сумел бы его обуздать, по этому он мог делать все, что вздумается. Другим политикам, привыкшим во всем слушаться Первого секретаря, пришлось повиноваться и после того, как тот сменил свое имя на Туркменбаши. У них не оставалось выбора: любой, кто посмел бы перечить президенту, тотчас бы оказался за решеткой. С каждым последующим годом мегаломания Туркменбаши все больше обострялась, его идеи внедрялись все глубже и глубже, и куда бы он ни пошел, его повсюду встречали низкими поклонами и подобострастными выражениями. Сопротивление для него было крайне нежелательно, да он с ним и не встречался. В его руках была сосредоточена абсолютная власть.

Хотя после получения независимости Туркменистану было дозволено оставлять себе излишки нефти и газа, вырученные деньги пошли на финансирование мраморных проектов Ашхабада и других фараоновских капризов Туркменбаши. После распада Советского Союза практически ничего не делалось для того, чтобы сохранить систему образования и здравоохранения. Полностью рухнули все программы вакцинации, в больницах больше не осталось ни лекарств, ни оборудования. Система социального обеспечения, построенная с нуля советскими властями, сгнила на корню. Чтобы не афишировать тяжкие страдания, врачам было запрещено ставить такие диагнозы, как СПИД и туберкулез. Учителям не разрешалось ставить плохие оценки, а школьное образование сократилось с десяти до девяти лет. Все это было тактикой, которой Туркменбаши научился еще в советские времена, владея ей в совершенстве: если реальность не оправдывает ваших ожиданий, попробуйте подновить фасады, поиграть со статистикой, раз-два – и вы найдете решение всех проблем.

В целях экономии было уволено 10 000 учителей, ведь, по мнению Туркменбаши, от них все равно не было никакой пользы. В 2005 г. согласно его постановлению были отменены все областные больницы. 100 000 медработников потеряли свои должности – их заменили солдатами. Всем нуждающимся в медицинской помощи Туркменбаши порекомендовал обращаться в крупные городские больницы. Однако Туркменистан, занимающий большую территорию, так и остается страной с плохой инфраструктурой, поэтому многие люди, по сути, лишились возможности получения хоть какой-либо медицинской помощи. В свою бытность министром здравоохранения нынешний президент страны Гурбангулы Бердымухамедов получил задание провести реформу. Туркменбаши решил, что недавний выпускник медицинского института должен отложить врачебную клятву, а вместо этого присягнуть в вечной верности ему, Туркменбаши Великому.

Далее он принял решение покончить со всеми библиотеками за пределами Ашхабада, рассудив, что людям лучше заняться чтением Корана и Рухнамы. Да и на что им сдались другие книги? Свое решение он обосновал тем, что деревенские жители все равно не научились читать как следует, а вслед за этим в одно мгновение ока взял да и сократил обязательное образование еще на два года. И наступил Золотой век.

Денежные проблемы, очевидно, все-таки имели место, потому что незадолго до своей кончины Туркменбаши провел еще одну крупную реформу. На этот раз под его прицел попали пенсионеры. Согласно новому закону, право на выплату пенсии получал только тот, кто смог предъявить документы о минимальном двадцатилетнем стаже работы и не имел совершеннолетних детей. Для получения полной пенсии соискатель должен был предоставить заверенное свидетельство о том, что он был задействован на рынке труда как минимум в течение 38 лет. В результате нового законодательства более 100 000 человек, почти треть пенсионеров, потеряли свои пенсии. У остальных 20 000 пенсии были сокращены практически в пять раз. Закон был введен в действие задним числом: те, кто не отвечал новым критериям, были обязаны вернуть деньги, если на их счета были произведены лишние выплаты в течение двух предыдущих лет.

Не только экономика страны потерпела крах, но и здоровье самого Туркменбаши. В 1997 г. в Германии он перенес серьезную операцию на сердце. Разумеется, хирургическое вмешательство немецких врачей держалось в строгом секрете, который он наконец решил открыть народу только в 2006 г., заверив свой «горячо любимой туркменский народ» в том, что теперь он совершенно здоров. Не преминув сообщить и о том, что, согласно обещанию немецких врачей, протянет как минимум до восьмидесяти. Несколько месяцев спустя, незадолго до Рождества 2006 г., он все же скончался от сердечного приступа, не дотянув до 66 лет. Официальной датой смерти считается 21 декабря, однако члены туркменской политической оппозиции за рубежом высказывают мнение, что смерть президента, скорее всего, наступила за несколько дней до указанной даты. Руководству нужно было время для размышлений, прежде чем они были готовы поделиться с народом этой новостью.

Туркменбаши управлял страной до своей смерти в течение 21 года, из них 15 – в роли самодержавного лидера. Но почему все эти годы туркмены терпели дурное руководство и его эксцентричные выходки?

Единственным ответом может быть то, что они просто не имели другого выбора. Будучи одной из самых непрозрачных в мире, туркменская законодательная система считает обычным делом заключить кого-либо в тюрьму без доказательства вины или проводить пытки во время допроса. Комитет безопасности, а заодно и все жители страны обязаны доносить при появлении подозрений на любую критику в адрес властей, подобно тому, как это делают в Северной Корее. Поэтому большинство народа полностью самоустраняется от любых разговоров о политике. Кроме получения крупных сроков лишения свободы, критики власти также подвергают себя риску заточения в психиатрические лечебницы и принудительному медикаментозному лечению, как это было в советские времена. Порог преступлений, заслуживающих наказания, довольно низок, и почти все ведущие политики страны и руководители в свое время отбывали тюремные сроки.

Второй возможный ответ – это кормушка. Еще в 1992 г. Ниязов решил, что основным элементом поддержки программы стабильности должно стать появление необходимых товаров, причем такие из них, как электричество, газ, бензин и соль, и вовсе сделали бесплатными. Было издано постановление о субсидировании государством цен на хлеб, чтобы он стал доступен каждому. Граждан освободили от налогов. И хотя зарплату значительно понизили, а безработица достигла почти 60 %, народ мог сколько угодно разъезжать на машинах – разумеется, при их наличии.

В период после инаугурации нового президента правозащитники и диссиденты получили надежду на то, что Туркменистан наконец начнет столь необходимый для страны процесс демократизации. Первое, что сделал Гурбангулы Бердымухамедов, – это отменил часть самых непопулярных решений Туркменбаши. Дни и месяцы получили обратно свои старые названия, а старики – пенсию. Обязательное школьное образование увеличили с девяти до десяти лет, вместо того чтобы понизить до семи, как того хотелось Туркменбаши. Разрешили балет, оперу и цирк.

Однако, не дав разгореться, надежду погасили снова. И хотя Рухнама больше не часть учебной программы младших классов, школьники теперь обязаны изучать «Внука, претворяющего мечту деда в реальность», английский вариант которого я приобрела в книжном магазине «Мирас», а также «Счастливую птицу», просвещающую читателя о воспитании и жизненном пути президента. Отец Гурбангулы Бердымухамедова служил полицейским в маленьком городке, а теперь на его рабочем месте находится музей, названный в его честь. В 2008 г. в университетах Туркменистана перестали изучать Рухнаму, вместо которой в программу был введен новый учебный предмет – наука Бердымухамедова.

Карьеру Гурбангулы Бердымухамедова, вне всяких сомнений, можно назвать удивительной. Единственный сын в семье из восьми детей, он родился в 1957 г. В 22-летнем возрасте получил образование зубного врача, а спустя несколько лет прибавил к нему степень доктора стоматологии, полученную в Москве. На протяжении 15 лет работал стоматологом, получив в 1997 г. пост министра здравоохранения. В 2001 г. был назначен дополнительно на вторую по важности должность заместителя премьер-министра, учитывая тот факт, что Туркменбаши, будучи президентом, одновременно занимал и пост премьер-министра. После смерти Туркменбаши в 2006 г. Гурбангулы Бердымухамедов стал президентом. Председатель парламента, который по закону должен был стать преемником после смерти президента, в день вступления Бердымухамедова в руководящую должность был заключен в тюрьму.

Никто толком не может объяснить, как Бердымухамедов, личный зубной врач Туркменбаши, сумел получить президентское кресло. Он один из тех немногих министров, которые умудрились пережить все кризисы в годы правления Туркменбаши, не будучи уволенными или посаженными в тюрьму. Ходят слухи, что Бердымухамедов на самом деле незаконный сын Туркменбаши, на что указывает и поразительное физическое сходство между ними. Если это правда, то акт зачатия произошел в то время, когда Туркменбаши было 17 лет. Более логичной представляется версия о том, что Бердымухамедов либо сумел сделаться близким доверенным лицом Туркменбаши, либо обладал большим талантом, который помог ему войти в иерархию власти. Если же верить документам, известным со слов американских дипломатов, нельзя сказать, что он обладает слишком большим умом: «Бердымухамедов не любит людей умнее себя. Помимо этого, этот не слишком одаренный товарищ вводит в заблуждение массу людей, пробуждая во многих подозрения».

После своего пришествия к власти Бердымухамедову удалось сохранить и усилить железный контроль над страной. Средства массовой информации оставались такими же несвободными, как и раньше при Туркменбаши: согласно оценке организации «Репортеры без границ», Туркменистан, наряду с Эритреей и Северной Кореей, занимал одно из последних мест по индексу свободы прессы. Даже незначительные ошибки жестоко карались. Взять, к примеру, инцидент с тараканом, произошедший в 2008 г.: как-то в феврале во время съемки вечерних новостей, которые выходят в 21.00, на стол к телеведущей незаметно прокрался коричневый таракан, а затем этот сюжет с тараканом показали в вечерней программе. Когда на следующее утро сотрудники Министерства контроля телевидения пришли на работу и оплошность была обнаружена, то началась паника. Как и ожидалось, появление виновника торжества не слишком обрадовало президента, и тот молниеносно отдал приказ об увольнении 30 сотрудников государственного канала.

В 2010 г. дантист получил имя Аркадаг, Защитник, а спустя два года в столице была возведена первая статуя с его изображением. В отличие от сверкавших золотом статуй Туркменбаши, эта была из белого мрамора.

Наш путь пролегал по сельской местности, между горными вершинами и городом. Над нашими головами навис Монумент Нейтралитета, напоминавший своим футуристическим видом космическую ракету 1970-х годов. В одном крыле располагался лифт, ведущий на башню, на вершине которой находилась 12-метровая позолоченная статуя Туркменбаши, подобно той, что красовалась на Арке Нейтралитета в центре Ашхабада. Прежний памятник был снесен в 2010 г., уступив место новому мемориалу на окраине. Компенсируя свое менее центральное расположение, новый памятник имеет 95 м в высоту, что на 20 м больше, чем оригинал. Кроме того, эта золотая статуя Туркменбаши не вращается в сторону солнца.

 


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Омар Хайям
Устроение завоеванной территории

Устроение завоеванной территории

Степная комиссия по Средней Азии После массированного продвижения русских в глубь Средней Азии в 1860-х гг....

Историко-культурный комплекс «Жошы хан»

Историко-культурный комплекс «Жошы хан»

Президент Казахстана посетил сакральный объект Золотой орды Глава государства инициировал провести в 2022...

Инструкция офицерам действующих частей войск

Инструкция офицерам действующих частей войск

Умелое командование Скобелева Результатом долгих занятий и раздумий Скобелева 18 декабря 1880 г. появилась...

Напишите мне