16.10.2021      35      0
 

Образование Туркестанского генерал-губернаторства

Оглавление1 Соперничество в Средней Азии завершилось победой России1.1 Закат Бухарского ханства Соперничество в Средней Азии…


Соперничество в Средней Азии завершилось победой России

К 1867 г. обширные территории Средней Азии были включены в состав Российской империи. Для обсуждения проблемы административного устройства завоеванных районов был создан комитет под председательством Милютина в составе Крыжановского, Стремоухова, начальника Главного штаба Гейдена, непосредственных участников военных действий в Средней Азии — Черняева, Романовского и Воронцова-Дашкова, членов так называемой степной комиссии — Гирса, Гутковского, Гейнса, Проценко и др.

Несмотря на возражения Крыжановского, комитет решил изъять среднеазиатские владения из ведения оренбургских властей и образовать отдельное Туркестанское генерал-губернаторство, куда должны были войти две области: Сыр-Дарьинская и Семиреченская.

Закон о создании новой административной единицы был принят 11 июля 1867 г.

Первым генерал-губернатором был назначен генерал-адъютант К. П. Кауфман. Он участвовал в военных действиях на Кавказе, был правителем канцелярии Военного министерства, а затем занимал должность виленского генерал-губернатора. Царским манифестом от 17 июля 1867 г. Кауфману были предоставлены неограниченные полномочия «к решению всяких политических, пограничных и торговых дел, к отправлению в сопредельные владения доверенных лиц для ведения переговоров и к подписанию трактатов, условий или постановлений», касающихся взаимоотношений России с этими странами.

Перед ним была поставлена задача открыть прежде всего «широкий и легко доступный путь нашей отечественной торговле и промышленности в глубь Средней Азии».

Кауфман стал настоящим хозяином в Туркестане. Недаром местные жители дали ему прозвище — «ярым-подшо» — полуцарь. Его подчиненный Н. П. Остроумов отмечал, что Кауфман своими распоряжениями «иногда даже предупреждал высшую правительственную власть, которой оставалось только соглашаться с его распоряжениями и утверждать их в законодательном порядке».

Этот неограниченный властелин выехал в Ташкент, получив задание максимально облегчить колониальное освоение занятых Россией среднеазиатских земель. Выполнение этого задания, отвечавшее интересам торгово-промышленных слоев империи, являлось одной из непосредственных целей царского правительства.

Предприниматели Российской империи продолжали проявлять большую заинтересованность в расширении среднеазиатской торговли и эксплуатации природных ресурсов Туркестана. Еще в апреле 1866 г. в связи с присылкой Черняевым из Средней Азии на этнографическую выставку 1867 г. коллекций образцов сельскохозяйственной продукции и промышленных изделий края в Москве было созвано объединенное заседание Московского общества сельского хозяйства и Общества любителей естествознания при Московском университете, посвященное экономическим ресурсам Туркестана. Оно вызвало огромный интерес: на нем присутствовало свыше 500 представителей различных отраслей промышленности и торговли, а также видные ученые. Выступивший на заседании президент Московского общества сельского хозяйства И. Н. Шатилов в докладе о природных богатствах и экономике Средней Азии подробно остановился на значении и перспективности развития с ней всесторонних связей. Он призвал «купечество и промышленников…
докончить дело, начатое русским войском, …и упрочить за Россией значение» в Азии.

Крупные промышленники, банкиры и ученые — Д. П. Шипов, И. К. Бабст, Т. С. Морозов, М. Я. Киттары, Г. Е. Щуровский, С. А. Маслов и другие — настаивали, чтобы правительство обеспечило безопасность торговли, и постановили выразить признательность М. Г. Черняеву «не только» за успешное руководство военными действиями, но и за «участие, которое он принимает в деле развития промышленности и торговли».

Специальное заседание было посвящено транспортным проблемам. Было решено отправить экспедицию для исследования местности между Каспийским и Аральским морями, где намечалось проложить торговую дорогу в Туркестан.

Расширение владений Российской империи в Средней Азии встретило одобрение у деловых кругов не только важнейшего торгового центра — Москвы, но и других городов. Уфимское городское собрание, например, в мае 1866 г. отправило Черняеву «благодарственный адрес», в котором отмечало значение «присоединения к России обширных и богатых природой областей, …открытие новых, весьма значительных рынков для отечественной торговли», и присваивало в знак этого бывшему военному губернатору Туркестанской области звание почетного члена собрания.

Много внимания уделяла развитию торговых связей со Средней Азией газета «Москва». Ее редактором-издателем был член известной семьи славянофилов И. С. Аксаков, близко стоявший к московскому купечеству. Эта газета, которая провозглашала, что в ней будет отведено «почетное место интересам русской промышленности и торговли», призывала закрепить за Россией господство на среднеазиатских рынках.

Газета в частности предостерегала от учреждения в Бухарском ханстве английского консульства. Вслед за консулом, отмечала «Москва», в ханства приедут британские торговцы и предприниматели, «и тогда нетрудно предвидеть, что станет с этим драгоценным, по невозможности встретить нам еще теперь конкуренцию, рынком».

Использование рынков Средней Азии для русской торговли находилось под пристальным и неослабным наблюдением влиятельного «Общества для содействия русской промышленности и торговли». Одним из стимулов его создания являлось стремление торгово-промышленных кругов России противодействовать пропаганде фритредерства, которую вели в правительственных кругах во второй половине 60-х годов XIX в. (в связи с подготавливавшимся пересмотром таможенного тарифа) английский консул в Петербурге Митчел и экономист Де Молинари. Инициаторами образования общества для защиты интересов отечественных предпринимателей были крупный лесопромышленник В. Ф. Громов, представитель кяхтинского купечества в Петербурге И. А. Носков, известный, в то время заводчик и общественный деятель А. П. Шипов, петербургский городской голова Н. И. Погребов.

Устав общества был утвержден 17 ноября 1867 г..

Члены общества, среди которых находились лица, связанные с политикой царизма в Туркестане и со среднеазиатской торговлей (Н. П. Игнатьев, ставший впоследствии, в 1883 г., почетным членом общества, Ю. А. Гагемейстер, А. И. Глуховской, А. А. Шавров и др.), много времени и энергии уделяли изучению торговых путей в Среднюю Азию. Они детально изучали проблемы, связанные с занятием побережья Красноводского залива и с созданием там русской торговой фактории, и даже интересовались возможностью повернуть течение АмуДарьи из Аральского в Каспийское море для использования этой реки в качестве водной транспортной магистрали.

Закат Бухарского ханства

Еще в 1866 г., в самый разгар военных действий между Российской империей и Бухарским ханством, крупный делец А. Хлудов отправил свои товары в Бухару и очень выгодно продал их. В 1867 г. большая партия товаров была направлена из Ташкента в Кокандское ханство, а торговые дома Хлудовых, Кривошеина и другие готовились к посылке новых караванов в Бухару.

Освоение соседних рынков постоянно находилось в центре внимания царских властей в Туркестане. Основное положение в докладе, составленном в канцелярии туркестанского генерал-губернатора, гласило:

«Проникнувшись важностью такого дела, как развитие русской торговли в Средней Азии, администрации областей (Сыр-Дарьинской и Семиреченской.) должны содействовать купцам, одобрять и отмечать наиболее энергичных представителей русского купечества, быстро и безо всяких проволочек исполнять все, в чем купечество может нуждаться от властей, — одним словом, добросовестно и от души содействовать развитию нашей торговли».

В докладе подчеркивалось, что целью торговой политики царского правительства в Средней Азии является максимальное развитие торговых оборотов купечества Российской империи, «чтобы русские товары проникали на азиатский материк как можно южнее и восточнее». 

Это нашло прямое отражение в практической деятельности Кауфмана сразу же после его приезда в Ташкент.

По специальному указанию туркестанского генерал-губернатора, была создана комиссия по устройству ярмарки в Ташкенте. В 1868 г. Кауфман обратился с большой речью к «именитым людям» Ташкента, носившей своего рода программный характер. Он сделал исторический экскурс в недавнее прошлое торгово-политической жизни Средней Азии, особо подчеркнув, что ханы и беки отбирали у местных торговцев в свою пользу «все ценное и хорошее», с чем купцы «возвращались из Ирбита, Нижнего, Петропавловска и Троицка».

«Богатые люди, — продолжал Кауфман, — подвергались, по капризу высших властей, опасности быть повешенными или зарезанными потому только, что они были богаты».

Генерал-губернатор ссылался на проведенное уменьшение податей и налогов, особенно тех, которыми было обложено торговое сословие. Он призывал к развитию экономических
связей с остальной частью страны.

Прибыв в Ташкент, Кауфман отказался признать мирный договор, который Крыжановский еще до образования отдельного Туркестанского генерал-губернаторства подписал в Оренбурге с бухарским послом. По условиям этого соглашения наложенная на Бухару контрибуция отменялась, а крепость Яны-Курган (близ Самарканда) возвращалась эмиру. Кауфман возражал против отказа от контрибуции и предлагал провести русско-бухарскую границу западнее, чем это было предусмотрено договором. По его приказанию был
подготовлен и отправлен эмиру Музаффару новый проект.

Царское правительство готовилось к решительной войне против Бухары. Чтобы обеспечить свой тыл и закрепить зависимое от России положение Кокандского ханства, Кауфман в январе 1868 г. добился принятия Худояр-ханом торгового договора. Этот договор предоставлял русским купцам все те льготы и привилегии, которые царское правительство долго пыталось обеспечить за собой. В частности устанавливались фиксированные пошлины на ввозимые товары в размере 2,5% их стоимости. Так же как кокандским купцам в России,
русским торговцам гарантировались свободное и безопасное пребывание в ханстве, проезд в любую его часть и организация здесь складочных пунктов (караван-сараев). В Коканде разрешалось пребывание русских торговых агентов.

Договор 1868 г. фактически превращал Кокандское ханство в контролируемый царским правительством рынок сбыта русских товаров и источник сырьевых ресурсов.

Добившись осуществления своих целей в отношении Кокандского ханства, царское правительство уделило все внимание утверждению господства над Бухарой.

Положение в Бухарском ханстве было очень напряженным. Уже в первой половине 1868 г. в Бухаре и Самарканде, как в свое время и в Ташкенте, определились две группировки среди господствовавших кругов ханства.

Бухарское духовенство и феодальная верхушка требовали от эмира решительных действий против России. Они делали ставку на старшего сына эмира Абдулмалика, по прозвищу
Катта-тора, обвиняя Музаффара в слабости и вялости.

Опираясь на многочисленных учеников мусульманских религиозных училищ, духовенство издало фетву (указ) о «священной войне» — газавате против Российской империи.

Противоположную позицию занимало бухарское купечество, торговые и ремесленные слои Бухары и Самарканда. Заинтересованные в развитии экономических связей, они стремились к быстрейшему урегулированию конфликта.

В борьбе этих группировок победа оказалась на стороне более могущественного духовенства и феодальной аристократии. В апреле 1868 г. возглавляемые эмиром бухарские войска вышли к р. Зеравшан, оставив в тылу у себя Самарканд. С востока туда подошли царские отряды под командованием Кауфмана. Эмир требовал возвращения Джизака и других занятых царскими войсками городов, а туркестанский генерал-губернатор настаивал на принятии Бухарским ханством договора об отказе от территориальных претензий и на выплате значительной контрибуции.

Царь и Военное министерство одобрили наступательный план действий, предложенный Кауфманом.

1 мая 1868 г., ссылаясь на то, что эмир не отвел свои войска от Зеравшана в глубь бухарской территории, туркестанский генерал-губернатор отдал приказ о форсировании реки. В тот же день бухарская армия отступила. Русские войска без сопротивления овладели Самаркандом, откуда Кауфман послал донесение Александру II о взятии города.

Преследуя эмира, царские войска 11 мая 1868 г. заняли г. Ургут, а через пять дней — Катта-Курган, последний крупный город на подступах к столице ханства Бухаре. 2 июня 1868 г. на Зирабулакских высотах, между Катта-Курганом и Бухарой, произошло решающее сражение, в котором бухарские отряды потерпели поражение. Дорога на столицу ханства была открыта, но народное восстание в Самарканде, где Кауфман оставил небольшой гарнизон, заставило его повернуть обратно на выручку осажденного в городе русского отряда.

Впрочем, это не оказало существенного влияния на дальнейший ход событий. Бухарское ханство было вынуждено капитулировать. 23 июня 1868 г. между Российской империей и Бухарой был заключен мирный договор. Бухарское правительство официально признало вхождение Ходжента, Ура-Тюбе и Джизака в состав Российской империи. Русским подданным предоставлялось право свободной торговли и учреждения торговых агентств в ханстве, проезда через его территорию в другие государства, а также гарантировалась безопасность личности и имущества. Царское правительство добилось принятия эмиром пункта о выплате 500 тыс. руб. контрибуции. Для; обеспечения выплаты оно объявило о
временной оккупации Самарканда и Катта-Кургана, из районов которых был образован Зеравшанский округ (в составе Самаркандского и Катта-Курганского отделов).

С Самаркандом — повторилось то же, что и с Ташкентом: длительное время между различными правительственными учреждениями России шла оживленная переписка по вопросу о судьбе этого города и всего Зеравшанского округа. Кауфман, поддерживаемый Милютиным, настойчиво добивался полного и окончательного включения округа в Туркестанское генерал-губернаторство. Он ссылался на экономическое и военно-политическое значение Самарканда, в частности на то, что через Самарканд протекала р. Зеравшан, снабжавшая
водой столицу ханства. Это, по мнению Кауфмана, автоматически ставила Бухару в зависимое положение от России.

В противовес этому представители Министерства иностранных дел, продолжая свою линию оглядки на реакцию Британской империи, доказывали, что Бухарское ханство и без того поставлено под полный контроль царского правительства, что «дополнительные», «ненужные» аннексии вызывают лишние дипломатические осложнения.

Этот вопрос не имел существенного значения. Уже в результате территориальных аннексий и неравноправных договоров, навязанных Кокандскому и Бухарскому ханствам в 1868 г., царское правительство добилось полного господства над обширными землями Средней Азии и подчинения своему контролю двух наиболее крупных и богатых ханств.

Успехи политики царизма были с удовлетворением встречены влиятельными политическими и торгово-промышленными кругами Российской империи. «Русский вестник», откликаясь на события, происшедшие в 1864 – 1868 гг. в Средней Азии, подчеркивал, что они «возбуждают все больший и больший интерес»; в журнале отмечалось, что
перспективы развития отечественной промышленности и торговли определяются тем, «в какой мере мы сумеем приурочить к себе обширные и многолюдные рынки непосредственно прилегающие ко вновь завоеванным землям». В деловых сферах считали, что утверждение в Средней Азии укрепит внутриэкономичеекое положение и усилит торговые позиции России в Азии.

В 1868 г., таким образом, был завершен важный этап политики царского самодержавия в Средней Азии: закрепившись в ее центральных районах, оно после этого смогло уделить больше внимания Хивинскому ханству, овладению восточным побережьем Каспийского моря и всей Туркменией, развитию торгово-политических связей с Китаем, особенно с его западной провинцией Синьцзяном.

В период обострившегося соперничества колониальных держав, усилившейся борьбы за рынки сбыта и источники сырья, а затем и за сферы приложения капитала, перед Средней Азией было всего два пути: оказаться в составе Российской империи или быть поглощенной Англией — непосредственно или косвенно, через находившиеся в значительной степени под контролем британских колонизаторов соседние отсталые феодальные государства Востока.

Англо-русское соперничество в Средней Азии завершилось, победой России.


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Омар Хайям
Железные дороги Центральной Азии при царизме

Железные дороги Центральной Азии при царизме

Стро­ительство в Средней Азии железных дорог Самым большим достижением российской власти было...

Социально- инфраструктурное развитии Нур-Султана

Социально- инфраструктурное развитии Нур-Султана

Мэр Нур-Султана А. Кульгинов доложил президенту о социально- инфраструктурном развитии...

Богатство среднеазиатских недр

Богатство среднеазиатских недр

Оглавление1 Развитие каменноугольной, нефтяной, металлообрабатывающей промышленности1.1 Перерабатывающие...

Напишите мне